За Сандалиями В Лаос Часть 2 + Официантка

Чтобы в темноте найти фонарик, нужен фонарик.

Посмотрел авиабилеты в Москву. Цены начинаются от пятисот долларов (или пятиста?) за самые дешевые с ужасным временем в пути и двумя пересадками. За такие деньги я могу снимать квартиру с кондиционером и интернетом в течение пяти месяцев. Здесь. Так что сомненья в сторону! Я еду в Лаос за новой визой.


Когда уже собрался выходить, обнаружил в недрах холодильника три замечательные моркови, забывшиеся в летаргическом сне, ну не выбрасывать же. Взял с собой.

И вот уже тридцать километров как я рулю одной рукой, другой отправляя в рот витамины. Ручки сцепления на мотоцикле нет: она не сломана, ее просто нет. Так что левая рука ничем не занята и обычно ковыряется в носу или просто лежит на коленке.

Представляю что будет если морковь кинуть на встречную полосу.

А прошлой ночью меня покинули солнцезащитные очки.
Пока я спал они тихонько слезли с мотоцикла, где висели на специальной перекладинке, и ушли пешком в горы на своих тонюсеньких ножках или, что более вероятно, отправились назад на рынок к своим друзьям. Теперь будут рассказывать в компании других очков за бокалом вина где они были и что видели. Так или иначе, утром их на своем месте не оказалось.

У меня остались почти прозрачные розовые очки для темного времени суток и парадно-выходные чёрные, чтобы выглядеть круто, но ехать в них не удобно, они слишком маленькие и в глаза задувает ветер.

Очки я покупаю в магазине BigC, где можно что-нибудь выбрать, если покопаться. Цена вопроса 2 доллара.

Но магазин остался далеко позади. А вдоль дорог очки уже продаются за 200 бат за те же самые.

Вчера я выписался из гостиницы, взяв с собой только самое необходимое. Остальные пожитки упаковал в две здоровенные сумки, забрал тайскую плитку для жарения мяса, и вместе с Ромой и Володей мы всё это перевезли к моей прошлогодней подруге Юи на работу, где нашлось место для моего барахла.

Рома с плиткой в передней корзине, потом я и Володя с полосатыми сумками.

К необходимым вещам я докупил две упаковки сухой лапши а-ля доширак (20 пакетов) памятуя, что в Лаосе нет еды. А также килограмм кетчупа, без которого эта лапша не кажется мне съедобной.

Володя, который все равно улетал в Москву, любезно оставил мне кипятильник (на время), средство от комаров (навсегда) и большой черный мусорный пакет (под залог крупной суммы денег), куда я сложил все объемные и редко используемые вещи и притянул их резинками к багажнику. Получилось вот так.

Туда же положил запас топлива 1,5 литра в пепсикольной бутылке, которые отлично закручиваются и никогда не протекают, если их не дырявить. Нет, снаружи под резинками это не топливо, это вода. И улетела она только через тысячу километров.

Попрощался с любимым видом из окна

и рано утром выехал.

Март — один из самых жутких жарких месяцев в тайском году, и ехать тяжко. Стоит выпить воды, как тут же по лицу и рукам начинает катиться пот, а майка прилипает к спине.

Тут и там догорают деревья.

Огонь подходит к самой дороге.

В эти месяцы крестьяне жгут солому в полях. Огонь перекидывается на лес и.. рисовых полей становится больше.

На тень рассчитывать не приходится.

После обеда начали сгорать ноги. Тапки новые, «конфигурация» иная и на белые места кожи попадает свет.. Запах паленого мяса дал сигнал на мозг, что нужны носки. Но где взять носки в чистом поле?

Знаете ли, последнее время мои мысли способны порождать вещи. Не успел я подумать про носки, как что это?.. Грязная тряпка Почти новое полотенце валяется на дороге! Беру нож, распарываю пополам. А вот и носки.

Выглядит нелепо, но когда я буду проезжать мимо на скорости у людей не будет хватать времени на обработку информации. Ну проехал человек, что-то розовое у него было на ногах, может галоши.

* * *

При мне достают водителя из перевернувшейся на абсолютно ровной дороге машины. Уснул. Прямая дорога — это ужас, я сам сонно моргаю глазами.

Ближе к вечеру начинается горный серпантин. Но и здесь не всем удается добраться до дому.

Тайские заправки прекрасны тем, что на них можно мыться! И делаю я это не менее трех-четырех раз в день. Чтобы промыть глаза и охладиться.

По стене ко мне сползает любопытный геккон. Очень упитанный, похож на детёныша крокодила.

Рядом такой же маленький испуганно моргает, когда я брызгаю на него водой.

Вижу указатель и сворачиваю на водопад, время есть. Но водопад, увы, пересох и превратился в красивое озеро.

Здесь же нарядные монахи, цвета мандаринов,

приехали на..

фотосессию!

За сегодняшний день я хорошо продвинулся. 370 километров позади, до границы осталось каких-то 90. Я немного беспокоился, потому что завтра последней день визы и мне надо обязательно выехать.

А теперь надо позаботиться о ночлеге. Солнце уже скатилось за гору, а меня все куда-то несет, скоро ничего не будет видно и придется спать на обочине.

Я сворачиваю с проселка, по которому еду, и углубляюсь в ананасовые поля.

Большинство из вас подумало «здорово, ананасов натрескается». Нет, друзья, ананасы чужие.
Тут вы все непонимающе вытаращили глаза. Рассказываю.

Ехали как-то с девчонкой через мандариновую рощу. Давай, говорю, мандаринчиков полопаем? Вы бы видели, как звонко девушка смеялась! То есть она даже не допустила мысли, что я говорю всерьёз. Но шутка ей очень понравилась. Потом на рынке она купила мне килограмм тех же самых мандаринов и хоть ты облопайся. Тайцы очень уважают чужой труд. Будьте немного тайцами!
Ну и ананасы были недоспелые.

Понятно, что на земле такой боярин как я палатку не поставит, поэтому с краю поля специально для меня построен коттедж.

Скорее терем. Ну ладно, избушка. Сарай. Шалаш. Крыша на ножках в общем.

А сразу позади него, там где зеленые кусты, нахожу малюсенький ручеек, тонкой струйкой перетекающий по отпечаткам коровьих копыт, зато вода! Отличная вода, и как не зачерпнешь стаканом, так обязательно поймаешь маленькую рыбку. То есть водопровод уже есть, осталось найти газ.

На втором этаже нашел тайскую плиту му-пинг, буду готовить лапшу и варить себе кофе. А вот и газ, подумал Штирлиц.

Стемнело.

Ночью слегка подмерз, но не критично, ведь я двигаюсь на юг.

Николай Тринадцатый.
2016 март
Таиланд, Чианг Май


Официантка

Я у стойки с коктейлями и фруктами.
— Как тебя зовут?
— Туп Па.
— Как??
Она подыскивает более простую форму.
— Цюп.
— Как? Еще раз, — я не разобрал.
— Что? — теперь она не может понять.
Вот так обычно происходит общение с тайскими девушками.

Я прикладываю руку к уху и показываю, что не расслышал.
— Цюп, — повторяет официантка.

Господи, да как же это запомнить?! Центр Управления Полётом — ЦУП! Есть контакт.

А вообще-то я ехал мимо. И уже в лёгком подпитии и со вкусом халявного кофе во рту я поехал себе дальше в лес жарить мясо.

Вторая свиданка

Цюп знает по-английски только «привет». Остальную часть своих соображений она вставляет в электронный переводчик и все, что он выплевывает, отправляет мне. Получается смешно, но непонятно.

Наконец каким-то чудом нам все-таки удалось встретиться.

— Езжай за мной, — не столько я сказал, сколько показал жестами.
Мы объехали район и остановились около моей гостиницы.
— Ставь мотобайк, дальше поедем на моем, — опять жестами показал я. Цюп послушно припарковалась.

Мы доехали до харчевни и плотно поужинали. Цюп вела себя благосклонно, но особо и не кокетничала, скорей боялась: у нее никогда не было иностранцев.

Здесь надо сказать, что некоторые тайки сознательно избегают встреч с фарангами, зная понаслышке, что они «большие», в то время как некоторые другие по той же причине этих встреч ищут. Мне показалось, что Цюп была из второй категории.

Предложение съесть мороженое у меня дома было встречено сдержанным смехом. В городе стоит аномально низкая температура и предложение наестся мороженым стало расхожей шуткой.

Поэтому я просто зарулил к дому и мы поднялись наверх. Я не представлял чего делать дальше. Цюп вошла и уселась на краешек кровати. На ней была по-прежнему одета куртка, джинсы и босоножки.

— Ты согрелась? — спросил я.
Весь вечер она дрожала от холода и я надеялся, что горячая пища ей помогла.
— Нет, — девушка поёжилась и втянула руки в рукава.

Я полез в шкаф и достал бирманское одеяло. Расстелил его на кровати вторым слоем.
— Тёплое, — пояснил я.
Цюп с некоторым испугом посмотрела на мои приготовления.

Я поднял ее с кровати и привлек к себе. Она замычала, оттолкнула меня и плюхнулась обратно.

— Хорошо-хорошо, давай в куртке, — сказал я по-русски. Жестами показал, что куртку оставляем, схватил ее за руку и все-таки отодрал от кровати. Подвел с другой стороны и уложил в чем была, понадеявшись, что станет жарко и куртка сползет сама по себе. Но куртка никак не сползала.

Девушка робко, но все-таки отвечала на мои поцелуи, при этом с одеждой не расставалась. И всё время твердила, что пойдет домой, вот прям сейчас, и показывала на дверь.

— Окей, — сдался я. Мне надоело бороться, я ничуть не продвинулся.

Девушка по-видимому ожидала, что я схвачу ее снова и потащу в постель. Но я встал у окна и ничего не делал.

— Я зайду в туалет, — сказала официантка.
— Зайди, — показал я жестами.

Когда Цюп вышла, я стоял там, где стоял. Мне показалось, это привело ее в некоторое замешательство. Она встала перед дверьми, не зная чего делать.

— Ты хочешь уходить? Уходи! — я показал на дверь, — Хочешь остаться — оставайся, — показал на кровать.
— Я не понимаю, — промямлила Цюп.

Я терпеливо, собрав все крохи своего тайского языка, но больше полагаясь на жесты, объяснил, что если она ночью хочет прям сейчас уехать — она может уехать. Но если она хочет стать моей девушкой, моей гёлфренд, то она должна войти и раздеться.

Мне кажется в этот момент Цюп подумала о том как давно у нее не было парня и зачем она вообще здесь оказалась. Смысл мной сказанного она хорошо поняла.
— Я не знаю чего делать, — призналась Цюп.

Я нежно взял ее за руку и привел на середину комнаты, погасил свет. Куртка больше не сопротивлялась. Уже под одеялом просунул руку сзади под кофту и расстегнул лифчик. Задрал кофту вместе с лифчиком и обласкал маленькую теплую грудь. Цюп будто замерла в ожидании, позволяя с собой делать все что угодно. Немного засопротивлялась, когда я посадил ее и снял через голову кофту и лифчик. Запулил их наугад в район стула. Цюп больше не капризничала. Я стянул с нее джинсы с трусами и разделся сам.

Ласки были недолгими: девушка была готова. Я раздвинул пухловатые ляжки и провел рукой по мокрой промежности. Цюп развела ноги.

Сексом занимались долго, одновременно глубоко целуясь. Влагалище было не очень узким, зато коротким. Во время сильных толчков она вскрикивала и прижимала меня к своей небольшой, но пухлой груди. Потом я перевернул ее на бок и мы продолжили сзади. Терпеть уже не было никаких больше сил и я отчаянно кончил. Полотенце! Черт, полотенце в шкафу. На полусогнутых я доковылял до шкафа, взял полотенце и обтер им девушку. Наконец плюхнулся рядом и блаженно уткнулся в тёплую грудь официантки.

— Я все-таки пойду домой, — сказала через некоторое время Цюп.
«Да ты просто идеальная женщина», подумалось мне.
— Хорошо, пойдешь через десять минут, — я схватил Цюп за грудь и хорошенько отмассировал.

Спустя десять минут Цюп оделась и вышла, очень настойчиво попросив не провожать ее. Возможно не хотела светиться вдвоем перед хозяевами.

Я включил компьютер и продолжил наслаждаться вечером.

Николай Тринадцатый.
2016 январь
Таиланд, Чианг Май

P.S. Других фотографий нет, мы больше не встречались.

Комментировать

8 комментариев к "За Сандалиями В Лаос Часть 2 + Официантка"

avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
seitz

Му-пинг из чугуна? Сколько же она весит?

filosof63

Чем в принцыпе девушки отличаются от нас — мужиков в плане секса? Да ничем. Они так же хотят ласки и нежности и страдают когда пауза длится долго. Так же занимаются мастурбацией мечтая в этот момент о настоящей плотской горячей любви . Сильно страдают когда долгое время на них не обращают внимания парни. И стараются не упустить возможность заняться любовью когда появилась эта возможность. Порою стесняясь и нехотя переступая через своё пуританское воспитание. Вот именно такой случай ты, Николай и описал. Правда возможно надо было записать телефончик. А вдруг ей очень понравилось и она захочет обязательно повторить.

gerontiy

Привет Николай, радостно знать, что не все кругом омудофились и есть-таки люди, которые живут «не для того чтобы, а — потому, что…»:)
А в Отечество не торопись, я, блин, маялся от nostalgie, и вот уже почти 3 года «упиваюсь» реалиями)))
Вспомнил старые привязанности и принялся перечитывать Салтыкова-Щедрина, замечательно — как будто сегодня писано). «История одного города» — это же буквально учебник истории, его в школах надо изучать, безальтернативно))).

wpDiscuz