В Поисках Тени. Часть 5 Заблудился

Не будет на этот раз никаких девочек.

5.30
В то утро я встал очень рано, еще затемно. А чего мне валяться, если
проснулся. Пока развлекал себя легким завтраком и собирался, выехал в
семь. На скорости холодно.

7.30
Распаковываю и одеваю поверх кофты зимнюю китайскую куртку. Бывают такие жевачки
в очень цветастых обертках. Это я. Большая цветастая китайская жевачка, слегка
пожеванная и прочно прилипшая к мотоциклу.

Моя курточка.

Специально сфотографировал по случаю. Обычно я курток на голое тело не ношу.

А почему я голый? А потому что я всегда голый. Жарко в Азии.

Номер на байк не дают, как следствие я не могу выехать за границу, и я
решил прокатиться по «району». А район у нас не маленький, примерно
500х500 км. По карте составил интересный маршрут по второстепенным
дорогам. Двигаться решил вдоль бирманской границы на юг, там я еще не
был. А заодно пройти виза-ран, срок которого уже подходил.

Двести километров позади. У нас тоже зима, я в северном полушарии, деревья облетели.

К трем часам дня, как и предполагалось, я заехал в конец первой части
маршрута. Дорога стала уже, потом превратилась в бетонку и, наконец,
закончилась совсем.

По карте дороги дальше нет и в этом интрига. Я в четырехстах
километрах от дома и задача в том, чтобы выбраться в ту часть карты,
где дорога есть. По опыту знаю, у тайцев всегда найдется тропинка хотя бы
с мотоциклетное колесо шириной. Надо ее лишь найти.

Для тайского обеда поздновато, но в столовке сидит компания и с
интересом смотрит на запыленного иностранца, сильно приодетого. Они
здорово навеселе и заняться им абсолютно нечем. А тут китайская
жевачка.

Я долго тычу пальцем в карту и больше показываю, чем говорю. Про мою
карту было сказано «мэй ди» ( в вольном переводе как
«выкинь на хрен») и принесли другую. Это был свиток, рулон, примерно с
меня ростом, который после разворачивания закрыл капот
огромного джипа. Она хорошо бы сгодилась в качестве обоев с
географическим рисунком для трехкомнатной квартиры. До этого я в своей
жизни видел только карты-километровки. Это наверно была 100-метровка,
если не метровка. На самом деле пользы от нее не было никакой, так как
взять ее с собой я не мог, а запомнить, как ехать – тем более. До
тайцев это вроде дошло и карту свернули.

До большой дороги надо ехать 60 километров воон по той тропинке, показывают пальцем, видите ту рыжую?

и чтоб я не заблудился, мне рисуют и выдают новую карту. Чего бы я без неё делал.

Затем таец показывает на мой мотобайк, потом на тропинку, крутит вокруг
циферблата часов, и поднимает четыре пальца. Что ж, все понятно, ехать
четыре часа. Это шестьдесят-то километров? Да поверить не могу. Я
быстр как ветер и управлюсь за два. Темнеет в шесть и мне надо успеть.

15.00
Итак, у меня две трети бака, хватит на 100км, и я выдвигаюсь. Аккуратно
сложил и спрятал тайскую карту, желая сохранить ее для потомков.

Никогда не вожу с собой воду.

Тропа становится шире и выводит к монастырю.

Деревенский уклад.

Люди племени каренов очень добры, всегда улыбаются и машут руками.

17.55

18.00

19.00
Очень красивая полная луна на небе. Я нахожу себя в джунглях на
развилке двух дорог и не имею ни малейшего представления куда ехать.
Не сказать что абсолютно темно, луна дает некоторое представление о
местности. Вокруг леса, поля и горы, очень красиво. Если бы не одно
но. Я заблудился. Последнего человека видел два часа назад.
Ах да, почти закончился бензин.

Все это явилось следствием того, что по горной тропе не всегда
получается ехать быстрее пешеходного шага и что с развилок я несколько
раз заезжал в глухие деревни и приходилось возвращаться. Причем дорога
БОЛЕЕ НАКАТАННАЯ ведет именно в деревню, а не на трассу.

Я сбивался с дороги три раза, но проблема ни в этом, проблема в моем
нетайском образе мышления. Вот вам пример.
Попадаешь в деревню, спрашиваешь «Где город?» Тебе показывают, а
иногда даже рисуют: «Ехать назад, ПЕРЕЕХАТЬ реку, повернуть НАЛЕВО».
Ты возвращаешься, переезжаешь реку. Но налево нет поворота! Я тогда час
простоял у моста, ожидая подмоги. Но нет никого. Наконец меня осенило.
Мы спрашиваем, как проехать от той точки, где ты стоишь. А тайцы
объясняют от той точки, где ты ошибся и поехал неправильно. Два раза я
на этом накалывался. Поэтому, чтоб применить тайский совет, надо
вернуться в точку ошибки, РАЗВЕРНУТЬСЯ, то есть встать как ты ехал,
переехать реку и свернуть налево. Иначе фигня получится. Я сделал по-тайски
и все получилось. При этом тебе объясняют целой толпой и все говорят одинаково.

Под сиденьем имею НЗ в виде пепсикольной бутылочки 0,6 с резервом
топлива, что очень греет душу. Хонда ровно дышит и готова на подвиги.
А вот мне хочется одновременно есть, спать, но больше всего выпить.
Китайский компас, купленный месяц назад, сломался, стрелка замерла
навеки. Но по звездам я примерно знаю, что еду правильно.

Итак, две дороги, Т-образный перекресток. А запад, куда мне надо, как
раз впереди, но там гора. Её видно на фотографии, за неё солнце садится,
я как раз к ней подъехал.

Буду решать задачу поэтапно. Выбираю дорогу направо, назовем ее дорогой №1.
Спустя три километра она приводит в деревню к каренам, где и
заканчивается. Карены – самые многочисленные племена на севере Таиланда. Люди,
имеющие темную кожу и очень добрые. Бессеребренники.

Здесь многие курят трубки, чаще женщины, либо коричневые короткие
сигары самокрутки. Бамбуковые хижины стоят на деревянных сваях, как на курьих
ножках, жилая часть дома на втором этаже. Фронтальная часть,
обращенная к дороге, не имеет части стены. Кто-то сидит, свесив ноги,
кто-то — на циновке поджав ноги под себя, ранний вечер. В большинстве
своем люди ужинают, вернувшись с полей. Все смотрят на меня сверху
вниз, я проезжаю на уровне их ног. Чтобы что-то спросить мне не
приходится стучаться в двери, здесь их нет. Просто глушу двигатель и
спрашиваю где Мэсот – крупный город на границе с Бирмой. Меня понимают
и машут рукой, будто отгоняют комара, тыльной стороной ладони
от себя. У нас бы это означало «пошел прочь». Здесь же мне дают понять,
что я заехал не туда. Человек наклоняет плошку с рисом в мою сторону
и спрашивает жестами не хочу ли я есть? Я хочу, но не сейчас. Благодарю,
разворачиваюсь и возвращаюсь на исходную позицию. Я ни о чем не
волнуюсь, так как в деревню всегда можно вернуться, найти пищу и
ночлег.

Дорога № 2. Привела меня к новой развилке, и теперь я имею три дороги.
Тем не менее, продолжаю по ней ехать. Стрелка топлива совсем упала, но
я знаю, что Хонда может ехать «без топлива» еще километров пятьдесят.

Минут через двадцать дорога заворачивает в поля. Прямо на меня выходит
старик таец. Черный, как смоль и с черными же обломками зубов во рту.
Он курит сигару, которая давно закончилась.

— Где Мэсот? – спрашиваю я.
Старик лыбится.
— Где Мэсот? Где Мэсот?! – спрашиваю я очень громко на тайском,
стараясь заглянуть ему в глаза, – я хочу попасть в Мэсот!
Я показываю пальцем то направо, то налево, развожу руками, давая понять,
что не знаю куда ехать.
— Мэсот? Мэсот? – старик начинает содрагаться от смеха, – Мэсот?! – он
выплевывает сигару и смеется широко раскрытым гнилым ртом,
приговаривая одно и то же «мэсот… мэсот…».
Никогда не говорю ничего плохого про тайцев, это замечательный народ. Но
передо мной было животное, черное тупое животное. Я развернулся и
вернулся к дороге № 3. Она, к моему удивлению, через какой-то километр
просто ушла в реку. Что там было на другом берегу, я в ночи не видел.

Осталась дорога №2 с беззубым стариком, тем более я видел на ней
деревянный указатель с нарисованной чашкой и медицинским крестом.
Надеюсь медицинским. Возможно, надо было по этой дороге проехать
дальше. Идея подождать кого-нибудь и спросить, здесь не работала.
Первые крестьяне пойдут по дороге утром.

21.00
Проехав снова по дороге №2 пять километров, вижу встречный мопед.
Перегораживаю дорогу, так чтобы меня нельзя было объехать. Сталкивался
с тем, что когда машешь рукой, пытаясь кого-то остановить, тебе могут
тоже махнуть и проехать мимо.

Человек останавливается, это крестьянин
лет тридцати. Жестами, не уповая сильно на свои знания в тайском,
показываю, что хочу есть и спать. Парень понимает и машет вперед по
дороге. Я переспрашиваю. Он отвечает что да, впереди деревня, где я
смогу получить ночлег. Ехать 2 километра. Очень обнадеживающе.

Хонда весело срывается по песчаной дороге, а я наслаждаюсь теплым ночным
воздухом, лунным пейзажем и отсутствием комаров.

Через два километра, как и обещано, я въезжаю в деревню. Опять карены,
такие же жилища на курьих ножках. Света в деревне нет, либо экономят.
Все ходят с фонариками, как гномы, отсюда ощущение, что ты в какой-то
сказке. Стоило заехать в деревню, как все лучики обратились в мою
сторону, а гномы, кто посмелее, начали придвигаться. Здесь иностранцы
редкость и всем интересно, сбегаются дети.

Я глушу байк, дальше спешить некуда. Со второго этажа спрыгивает таец.
Снова показываю жестами, что хочу спать и есть. Теперь спать
приоритетней. Парень сочувственно мотает головой, он не знает
гостиницы рядом. Я говорю окей и объезжаю деревню по кругу.

Проезжая через то же место, из толпы, которая собралась, выходит тот же
парень и жестами просит остановиться. Он знает, где можно переночевать и
поесть, и его сын мне покажет. Парнишка лет десяти радостно
запрыгивает сзади ко мне на сиденье и показывает куда ехать, слегка
шлепая меня ладошкой по правому или левому плечу, когда надо
повернуть. Приезжаем к какому-то дому. Не успел я остановиться, а
парнишка уже спрыгнул и куда-то умчался. Я вижу людей за столом, и
малец им что-то быстро лопочет. Меня приглашают подойти.

Трое мужчин отрываются от еды, встают и выходят мне навстречу. Есть
электричество. Я слышу знакомые английские слова. Один из тайцев
показывает на своих друзей и объясняет, что я нахожусь в компании двух
полицейских и одного учителя, и он приглашает меня разделить с ними
трапезу, а переночевать я смогу в местной школе. Что ж, этот вариант
меня полностью устраивает. Тем более моя нервная система очень
напрашивается на ту мутную жидкость, что налита у них в стаканах.
Присаживаюсь. Объясняю, что пить в чистом виде я такое не могу и мне
нужна пепси. Достаю деньги, которые никто не берет. Моего мелкого
проводника куда-то засылают, и он в мгновение ока возвращается с
большой бутылкой кока-колы. Дело пошло веселей.

Жена полицейского сделала омлет. Редкую птицу в моем лице пытаются
кормить привычной пищей. Принесли целый набор пакетиков специй, думая,
что я что-то выберу. Попросил соль. Получил соль. Доев омлет, я
получил омлет снова.

Литровая бутылка странной жидкости быстро опустела. Когда мне
подливали, сказали «виски, хаха». Я понял, что это больше хаха, чем
виски. Забегая вперед, полицай потом хвастался, что его жена может
наготовить этого виски ну сколько угодно! Когда бутылка подошла к
концу, жене был дан условный сигнал «пшить-пшить», типа давай, как
ветер. И женщина принесла большой полиэтиленовый пакет, в который у
нас обычно набирают картошку, полный той самой мутной жидкости.
Который для приличия был перелит в бутылку.

К концу вечера я уже сносно говорил по-тайски. Деревня называется
Камападо, с ударением на последнюю «о». Всего 350 человек жителей, из
которых сто детей.

Налив очередной коктейль, я сказал, что в деревне проживает 351
человек. Полицай с учителем о чем-то заспорили и ответили, что нет,
именно 350, они всех знают. Я гордо сказал «ноу», написал на бумажке
351 и показал себе на грудь. Чем вызвал бурю восторга и одобрения, с
предложением поселиться здесь навечно с женою своей. Ответив, что
жены нет, снова поднялся гвалт. Вспоминали поименно всех девиц
подходящего возраста, начиная со школьного. Собрались было идти
смотреть кого-то прям сейчас, и не скажу, чтоб я сильно сопротивлялся.
Я улыбался до ушей, всем подливал «виски, хаха», ел острое и
неострое. Кстати, омлет в моей тарелке продолжал появляться до тех
пор, пока я мог его есть. Похоже, жена полицейского стояла в курятнике
со словами «либо яйца, либо бульон».

Но уж больно хотелось спать. Меня успокоили, что мои жены никуда от
меня не денутся, и я вернусь, когда захочу, двери их домов для меня
всегда открыты. Меня отвели в подсобное помещение рядом со школой,
большая просторная комната, как в пионерском лагере, и дали шесть
одеял, так, на всякий случай. Часть из них я положил под голову, под
одним пытался прятаться от комаров, которые беспрепятственно летали
повсюду.

Кстати, чтоб помыться, мне принесли кусок импортного мыла в
весьма помятой упаковке. Было видно, что его берегли ни один год,
поджидая подходящего случая. Я был тронут.

7.00.
Здравствуй новый день.
Голова ясна, а ее хозяин свеж и бодр.

Все давно на ногах. Обхожу территорию школы. Кто-то идет на занятия,

кто-то собирает мусор в плетёный совок,

а кто-то в кастрюлю.

Деревня просыпается с рассветом, а занятия начинаются в 8.00. Можно успеть погонять мячик.

Учителя.

Мои новые друзья и вчерашние собутыльники. Слева учитель, справа — полицейский.

На завтрак – «Нескафе», откуда взяли непонятно. Выпил две чашки.
Полицай, его зовут толи Мрыхат, толи Дрыхат, я запомнил как Джихад,
просит выступить перед детьми в школе.
— Они же ничего не поймут!
— А я переведу.
Это было сильно сказано. Но я с радостью согласился.

Дети выстроились на плацу. Я рассказал в нескольких простых фразах, в
какой прекрасной стране они живут и как я рад здесь находиться. Не
покривил душой ни разу.

Джихад переводил как умел. В принципе, я мог бы не напрягаться и говорить
по-русски. Повторял он в основном мои жесты, а говорил что-то
подобающее случаю. Детям понравилось.

Пока мы завтракали, бензобак моего мотобайка волшебным образом наполнился
топливом. Никто не признался в содеянном.

Потом меня выводили на дорогу.

До нее оказалось 12 километров, это как раз дорога №3, которая ночью
завела меня в реку. При свете солнечного дня все было легко и просто.

Джихад ехал впереди на джипе, я в туче пыли держался следом. Несколько
раз он останавливался поболтать со встречными знакомыми, я заметил,
что он уже в стельку пьян. Заглянув в машину, я заметил на
пассажирском сиденьи початую бутылку вчерашней жидкости, которая едва
плескалась на донышке. А ведь рабочий день еще даже не начался.

Выехав на дорогу, Джихад остановился у закусочной. По лицу и движениям
было видно, что самогон закончился. По-видимому, решив завязать на
сегодня с крепкими напитками, Джихад взял пива себе и мне. А старая
тайка уселась за спиной делать ему массаж. Хорошо они здесь работают.

Надпись на футболке: «Королевская Тайская Полиция».

Мы распрощались. Как ни пытался я сунуть какие-то деньги, никто ничего не взял.

НИЖАЙШИЙ ПОКЛОН ЭТИМ ПРЕКРАСНЫМ ЛЮДЯМ.

Николай Тринадцатый.
2013 январь
Таиланд, Чианг Май

Комментировать

8 комментариев к "В Поисках Тени. Часть 5 Заблудился"

avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
filosof63

Тайские пьяницы еще похлеще наших будут.
Николай-а OSMand Maps там не работает?

filosof63

Отличный рассказ-как впрочем и все предидущие. То что на картах нет тропинок-ерунда. Можноориентироваться по треку своего движения и направлению к имеющейся дороге,( но это днем конечно, а не ночью).
В отличие от тебя-Николай мы с женой не знаем английского. Ну совсем не знаем. И это не мешает нам общаться с тайцами. Есть программы офф-лайн переводов с огромным набором готовых фраз. Правда понять тайский английский сложно, но есть текст на смартфоне.
Вот так и живем в Таиланде

Ekaterina

Николай, специально зарегистрировалась, чтобы поблагодарить Вас за ваши очерки! Особенно приятно было читать эту часть. Здорово, что есть уголок в мире, где живут эти прекрасные, простые и мудрые люди. Продолжайте писать непременно, у вас – талант!

TerMee

Кстати это один из любимых твоих рассказов! Отличные люди живут в Тайланде. Кроме тайских кикбоксёров :)) (ну ты понял 😉

wpDiscuz