В Поисках Тени. Часть 3 Марш-бросок.

«Семейная жизнь, это когда твои сандалии — мои сандалии»
Лили.

Семейная жизнь — хорошая штука на первое время. По вечерам ходим наверх к Сергею со сломанной рукой, играем в деревянное домино, купленное на местном рынке. А деревянное потому, что здесь всё деревянное. Что не плетёное. В козла проиграли и вместе с Лили блеяли под столом.

От безделья поехали в Лампанг — город в ста километрах. Кстати, видите, по краям дороги полосы за сплошной линией? Это для мотоциклов.

Вдоль дороги продаются домики для духов, они у тайцев заместо крестов. С аварийностью это никак не связано. Скворечники Домики ставят там, где предположительно живут духи: рядом с домом и на перевалах дорог.

Духов надо подкармливать. Зачем? В домики кладут печенье, всякую снедь, бутылки с водой, йогурты… Духи неразборчивы, и едят что попало.

Когда я в первый раз уезжал из Чианг Мая со слезами на глазах на автобусе ночью, меня сильно впечатлил этот старик на горе, невозмутимо глядящий на мир под его ногами.

В этот раз, проезжая мимо, решили заехать к старику.

Дорогу охраняют драконы.

На самом деле драконы — это перила длинной лестницы.

Лили заходит в монастырь, где когда-то жил старик. Женщины молятся, сидя на боку.

Облегчившие душу непродолжительной молитвой, счастливые, возвращаемся обратно к мотоциклу.

В Лампанге хотелось увидеть самый длинный деревянный мост в мире, о котором прочитал в интернете. Опросили всех, включая монахов и полицейских. Не нашли. Потом оказалось, что мост находится в соседней Бирме. Написал на сайт, что о них думаю. А думал матом, причем витиевато.

Стало любопытно, а что же пишут в интернете о Чианг Мае?
«… хотя к небу взметнулись бесчисленные небоскребы, разделенные скоростными магистралями..»
Да что за бред! Идиоты. У нас нет небоскребов. Есть несколько 16-этажек.
Вот вам вид города. Покажите бесчисленные небоскрёбы.

Чианг Май напоминает районный центр сельского уезда. Скоростной магистралью (ограничение 90 км/ч) можно назвать кольцевую. Но она по определению никак не разделяет город.
Я прозрел. На сайтах, предлагающих тур.услуги, гостиницы и пр., пишут люди, никогда нигде не бывавшие. Введите ту фразу в поисковик, увидите сами.

Но съездили все равно здорово. Я выучил «прямо-налево-направо» и «красный. проскочим. аа!!»


Подсчитал. Добавляя молоко только в чай и кофе за два месяца выпил 25 литров молока. Пустые 5-литровые канистры легко считать. Две из них использую для покупки бензина. Дешевый бензин да еще по кредитке можно купить далеко не везде и не всегда, запасаюсь впрок, имея дома свою маленькую заправочную станцию. Тайцы веселятся, когда я по утрам заливаю в бензобак «молоко».

Что-то я начал скучать, а номера на байк все не дают. Прошло уже три месяца! Скандалы, и вообще любое повышение голоса, тайцы не воспринимают. Впадают в ступор или разворачиваются и уходят. Это я про попытку выяснить да где ж, блин, мои номера! Объяснили. Все номера изготавливаются в Бангкоке. Пока сделают, пока привезут, то да сё… Показали журнал, куда вписаны все счастливые покупатели мотобайков. Получение происходит в той же очерёдности. Нет, позвонить они никому не могут и мои деньги им тоже не нужны. Я — примерно тринадцатый по счёту. Говорят, может пару недель ещё.

Как только получу — ноги моей здесь не будет! Да, в Чианг Мае классно, наверно лучшее место на земле после Риги с тётей Наташей и её кошками. Но там жить на широкую ногу не позволяет климат и бензин по два доллара. Улыбки на лицах тоже надо поискать ещё. Но жизнь в Чианг Мае похожа на фруктовый кефир и хочется свалить уже куда-нибудь.

Последние замеры топлива показали расход 1,48 литра на 100 км. То есть себестоимость поездок по Таиланду считаю как нулевую. Составил сводную таблицу, в которой просчитал затраты на бензин большой домашней хонды CBF600S и маленького мотобайка.

100 км пути обходятся:
по Европе 372 рубля (12 долл),
по Москве 186 рублей (6 долл),
в Таиланде 54 рубля (1,75 долл) на мотобайке.

Кстати, стоимость планового ТО здесь 200 бат (6 долл) у дилера. А в Москве сколько, 200 долларов? Бугага. Только не понимаю, если у меня мотоцикл на гарантии, почему мне лампочку перегоревшую меняют за мой счёт. Спрашивать не стал. Потому что сначала они не поймут, а потом я.

О! Белка скачет по проводам через дорогу. Они здесь серые, иногда черные, с белыми хвостами. Весь Тай обвешан проводами, и для белок получается дополнительный этаж по всей плоскости городов больших и малых. Они постоянно что-то воруют с балконов.

Лазутчик.

Но больно жизнь моя стала пенсионерской, мало риска, и личный рейтинг героизма падает на глазах.

Марш-бросок

Вчера, чтоб погонять кровь, отправился в офф-роуд в удаленной провинции. Через пятьдесят километров (это у меня называется удаленная провинция) съехал на проселок.

Народу, сами видите, немного.

Дорога вывела к реке.
Параллельно со мной люди развлекают себя слонами и рафтингом.
Слоняются, можно сказать.

Только что задумался, интересное такое слово «хуже». Это как «уже» на букву «х». Так вот. Дорога становится всё хуже и хуже, уже и уже хуже и уже,

и заканчивается в деревне, буквально на моих глазах перешедшей из каменного века в железный с моим появлением.

Интересно, эти люди на берегу знают о том, что Юрий Гагарин летал в космос? Шучу конечно. Я проводил этот опрос среди горожанок, окончивших университет. Никто не знает.

Мост слева видите?

Первый раз всегда страшно.

Вспомнился 9 класс, Нинка и 7 ноября на даче.

Когда я отошёл посмотреть рыбок, мост начал раскачиваться…

Хонда смотрит на воду и думает, не купнуться ли.

Свежая рыба.

Тихо-тихо вернулся, сел и, не создавая резонансных колебаний (откуда во мне эти слова?!) переехал реку. Заехал в чужой огород, где дорога и закончилась, переехал мост обратно. Понял, что я в ловушке, не умею читать карту, ничего не соображаю дорога меня вывела не туда, и начал изъясняться с крестьянами.

Когда город, куда мне надо, произношу правильно, Вианг Хаенг, никто не понимает. Показал на карте.
— Ааа! — старый таец улыбнулся беззубой улыбкой и произнес название, будто он что-то жевал-жевал, типа бамбук, а теперь выплюнул, — Ваахэньк!
— Ну да, — говорю я, и тоже выплевываю бамбук, — Вахрыньк!
— О, — сказал старый таец, — теперь правильно говоришь. Проскочил на два километра, вертайся взад.
Это мой вольный перевод. На самом деле старый таец присвистнул, крутанул пальцем вокруг оси и послал щедрым взмахом руки меня в зад лес. Всякие там числительные, налево-направо я уже знаю, понимать стало проще.

Глядя на такую жизнь, будто на машине времени, перемещаешься на сотни лет назад.

Свинина.
Милые кабанчики.

«В Поисках Тени».

Кто-то, перегрузив свой пикап, ехал и думал:
— Главное, чтобы задняя ось выдержала…
Но это оказалось не главное.

Обратите внимание, буффало умеют погружаться под воду как субмарины.
Везде, где только вижу, эти огромные чёрные быки сидят под водой. Надо бы отнести их к земноводным. Через какой-нибудь десяток миллионов лет у них вырастут жабры, а копыта расплющатся и превратятся в ласты. И будут эти скотины плавать в море, жрать золотых рыбок водоросли и бодать аквалангистов.

Не мудрено, что я проскочил поворот. Дальше дороги нет, осталась тропа. Моя карта выглядит так, будто в то место, где я сейчас нахожусь, ткнули самой широкой кистью с темно-зеленой краской, закрасив одним взмахом все деревни, дороги, старого тайца и меня вместе с мотобайком. Надо сказать, что у тайцев вообще вменяемых карт нет. Те, что есть, составлены европейцами.

Впереди меня ждут 80 километров по этой тропе.

Трудно сосчитать, сколько раз я переезжал такие вот реки, ручьи.

Шесть подвесных мостов.

Досок в которых не хватает.

Не люблю ездить в шлеме по лесу. Люблю, чтобы ветер развивал мои кудри волосы на груди и животе, слышать пение птиц, а не будто сидишь в танке, потном и вонючем. Да нет, голову я мою, спасибо, но всё равно. А когда катишься с горки, а горки бывают километра по три, иногда минут пятнадцать, совсем выключаю двигатель. И тогда вкатываюсь в дикую природу никак не предупреждая о своём появлении.

Высота пролегания дороги по горам порядка 1000 м., с вершинами до 1500 куда я, понятно, не залезаю. И без них хватает, двенадцать часов в седле.

На большую дорогу выехал ровно в шесть вечера, как раз в это время темнеет. Грязный, пыльный, сандалии мокрые, рот до ушей. В Ваакхэньке! есть один единственный гестхаус, но я решил ехать до дома. Это еще четыре часа во мраке через перевалы. Продрог как цуцык.

Спасает купленный в секонд-хэнде китайский зимний пуховик за 50 бат (ну как новый), который теперь беру с собой на все «мероприятия».

К тому же он сильно цветастый и хорошо (ну неплохо) виден в ночи. Когда захожу в магазин в таком виде, т.е. пуховик, шорты и сандалии, напоминаю среди тайцев громадного пёстрого петуха. Как тех, что были нарисованы на пакетиках болгарского супа. А если ещё потопать ногами, то во все стороны из меня начинает лететь красная пыль, очень забавно.

Хонда делает сверхъестественную технику.

А еще очень доволен новым фотоаппаратом Canon Powershot 150. Совершенно иная цветопередача по сравнению с прежним убогим 120ым.

Володя, ты собираешься приезжать наконец?! Или ждешь когда яблони зацветут? (в Таиланде яблонь нет) Ты рискуешь присоединиться еще к десяти человекам, которые ну очень собирались приехать. Но у них появились срочные дела, типа носки постирать, и они не смогли.

Перепады температур двадцать градусов. Ночью +11, днем +30.

Наконец нашел съедобный майонез по 3 доллара за банку. Теперь на завтрак варю яйца в чайнике.

А в городе всё ещё слышны отголоски новогодних праздников.
Как вы думаете, чем занят этот полицейский? Отвечаю: запускает воздушный шарик.

Всем хорошего дня и не скучать!

Николай Тринадцатый.
2013 январь
Таиланд, Чианг Май

Комментировать

Будьте первым, кто оставит комментарий!

avatar
wpDiscuz