Русский Юг Часть 7 ЮБК

Проспав две ночи на берегу Азовского моря, хорошенько отдохнув, зарядившись энергией волн и подняв боевой дух на новый недосягаемый уровень, мы собрались ранним утром и выдвинулись в сторону Южного Берега Крыма. До Судака оставалось каких-то сто двадцать километров.

По дороге отвлеклись на цветочки. Почему-то в ту сторону мы их не заметили. Я лазил по полю на четвереньках и снимал то маки, то Анжелику.

Анжелика снимала меня.

Выехали на трассу.
Об Азовском море у меня остались незабываемые воспоминания.

* * *

На обочине купили самсу тандырную, мне не понравилось. Вспомнил Илью. Он великий ее любитель, я можно сказать пошел у него на поводу и решил приобщиться к редкому на севере блюду. Теперь он мне должен 80 рублей за сухую невкусную лепёшку с чебуреком внутри.

* * *

Мой любимый художник — Айвазовский. В детстве мама меня возила в Феодосию в галерею художника посмотреть на картины великого мариниста. А в Третьяковке, надо заметить, его картин очень мало. Поэтому ещё ездил специально в Питер посмотреть «Девятый Вал». Это была целая история.

Приехали с Сашкой в Питер в Русский музей, специально поглазеть на Айвазовского, ну и на картины других художников. В музее разбрелись в разные стороны. Я нагулялся, культурно обогатился, стою, жду возле музея Сашку. Десять минут жду, двадцать, тридцать… Наконец выходит. Сели в машину, едем домой в Москву. На полдороги начинаем делиться впечатлениями. Сашка спрашивает:
— Ну и как тебе Репин «Бурлаки на Волге»?
— А они разве в Русском Музее? — спрашиваю я.
— Ну конечно, на втором этаже.
— На втором этаже?..

На этот раз в саму Феодосию заезжать не стали, проехали краем. Нам оставалось сто километров до цели моего путешествия — Судака.

* * *

Интересно, что если у вас Теле2 подключен в Москве, то он будет ловить в Крыму бесплатно. А если подключён в Краснодаре — то нет. Мы без связи и без интернета. Хорошо, что у меня навигация оффлайн и ей не нужно ничего, кроме неба.

* * *

Анжелика, уперевшись в мою спину локтями и используя меня в качестве штатива, щёлкает налево и направо.

Дорога сузилась, обгонять стало сложней. Видели несколько раз палатки у моря, но это было несравнимо с нашей ночёвкой.

У Анжелики что-то с резкостью.

Дорога глазами пассажира.

И наконец, мы въехали в

Судак

Я ехал, разглядывал улицы и пытался вспомнить свои детские ощущения. Больше всего я провел здесь времени, когда мне было 8, 18 и 21 год. Вот кинотеатр, где мы смотрели с родителями премьеру «Иван Васильевич Меняет Профессию». А вот столовая, где мы с Сашкой набрали булочек, шли к морю, жевали, а потом вспомнили, что забыли заплатить. Но в целом город изменился до неузнаваемости. Дома перелицованы на современный лад, выросли новые павильоны, магазины сменили вывески. Последний раз я здесь был мимоходом двенадцать лет назад.

Я ехал и искал, куда бы поставить мотоцикл, ехал как можно медленней. Сзади поджимали машины. Я не хотел двигать в сторону берега, желая пройти этот участок пешком, чтобы не спеша восстановить в памяти всю мозаику прошлых лет.

Изловил скутериста, прижав к обочине, в тайне понадеялся, что мне сейчас предложат поставить мотоцикл к себе на участок, но тот сказал «бросай так». Бросать так — не хотелось. Тем более, нам надо было снять шлема, амуницию, а мне переодеть сапоги на сандалии.
Тут же подбежал товарищ средних лет, сдающий свой сарай под видом жилья.
— У меня, у меня можете поставить! Если проехать три километра для вас не проблема.
— Что бесплатно можно поставить? — удивился я.
— А нет, нет, что вы, бесплатно нет, — товарищ замахал руками и начал пятиться назад.

Мы сделали уже замкнутый круг по городу и собирались идти на второй заход, становилось жарко. За судакским винзаводом я увидел мойку машин и почему-то свернул. Обратился к товарищу из братских республик со своей просьбой, а тот позвал хозяина.

Саша, молодой парень, вышел к нам.
— Здравствуйте. А нельзя ли у вас здесь за забором бросить байк? На улице боязно, разберут, — спросил я.
— Да загоняйте в бокс, оставляйте.
— Что, бесплатно? — задал я тот же вопрос.
— Да конечно бесплатно, мороженое мне купите, — Саша улыбался.
— Отлично! — такая оплата меня вполне устраивала.

Мы загнали мотоцикл в отдельный бокс с диваном и другой мебелью, разделись, шлемы Саша забрал и отнес к себе в офис.

В шортах и шлепках, очень довольные жизнью, мы пошли в сторону центра, где так весело и беззаботно протекала когда-то моя жизнь.

* * *

Голодные мы были оба, поэтому зашли в первый попавшийся магазин, накупили сосисок, хлеба, по банке пива и свернули во дворы. Я нашёл себе лавочку, вальяжно на ней развалился, а курящую Анжелику прогнал дымить на дорогу.

Гопница.

Спустились на набережную. Пляжи пусты, не сравнить с тем, что было раньше. Сказывается сразу всё:
1. Запрет на въезд со стороны Украины (а это половина отдыхающих),
2. То что русские выбирают скорей Турцию, чем Крым по экономическим и эстетическим соображениям, а так же
3. Просто холодный год — температура воды, мы подсмотрели запись на доске возле пляжа, +18 градусов.

Сравните с тем, сколько людей было раньше. 1978 год, май месяц.

И сейчас, июнь 2017.

Но нам отсутствие людей было только на руку. Мы повалялись на пляже, а потом пошли к Генуэзской крепости, она всё ещё на месте.

Шлёпки начали натирать Анжелике ноги. Мы зашли на местный рынок, нашли ботинки за 720 рублей, которые вроде как понравились своей простотой, но потом оказалось, что это 7200, мы пропустили один ноль. Мы были в шоке, потому что и 720 рублей за них казалось дорого.

Мы заходили на волнорезы, строили башни из гальки, а потом расстреливали их камушками. Зашли в дом отдыха Судак, где в моём детстве росли розы, размером с кочан капусты. (фото со старых слайдов)

Охранник нас не пустил, через забор Анжелика отказалась лезть по необъяснимым причинам, но на другом КПП человек в форме оказался человечней и, после моих уговоров, разрешил нам пройти. Розовые кусты, к сожалению, все срубили, но прогуляться по территории всё равно было приятно. Розы мы нашли: не такие большие как раньше, но тоже душистые.

И перенюхали все.

Анжелика не могла больше идти, шлёпки то и дело сваливались с ног, между пальцев были кровавые мозоли. Она пыталась идти босиком, но это была плохая идея. Я бы тоже с удовольствием прилёг: рюкзак, хоть и наполовину пустой, с каждым километром становился всё тяжелей. Мы свернули с набережной в сторону города.

Вот они скамейки, на которых я когда-то ночи напролёт целовался с киевлянкой Витой. Скамейки всё те же и стоят всё там же. Я ничего не рассказывал Анжелике по понятным соображениям, просто шёл и косился по сторонам, вспоминая про себя «а здесь.. а тут..» На набережной дети фотографировались на ослике. Я вспомнил, что у меня есть такая же фотография. Я подошел к девушкам и спросил, а сколько живут ослики? До 40 лет. Вот будет удивительно, если это тот же самый ослик, вот была бы встреча! Единственный знакомый в городе и тот осёл.

В половине седьмого мы дошли до мойки, где оставили мотоцикл, не забыв по дороге купить мороженого Саше. Саша удивился и сказал, что это была шутка. Но в каждой шутке, знаете ли… Да и помощь его была для нас очень полезна. Мы попросили у Саши пустую бутылку и пополнили запасы пресной воды (предыдущая бутылка у нас улетела) И за час до захода солнца выдвинулись в сторону гор искать ночлег.

* * *

Я присмотрел по навигатору ручей и свернул на каменистую дорожку, ведущую вглубь материка. В самом начале дорогу перегораживал шлагбаум и табличка, что въезд запрещён, которые мы объехали. Горы очень красивые: из зеленых холмов торчат скалистые породы. Можно встать вдоль дороги где угодно, но я присмотрел по навигатору родник и хотел продержаться ещё пять километров. Я ехал еле-еле, дорога не была приспособлена даже под мой мотоцикл. Вот сейчас должен где-то появиться тот самый родник, что я присмотрел и вдруг… шлагбаум!

Шлагбаум перекрывал всю дорогу, пролезть было нельзя. Справа и чуть вниз к ручью стоял дом. Из дома вышел мужик и подошел к нам.
— Здравствуйте! — я снял шлем и просиял улыбкой, — а не подскажете, здесь по навигатору есть родник, где это?
— Да, родник есть, — ответил мужчина как мне показалось без особой радости от нашей встречи, — у меня дом подпитывается от этого родника.
— Хм, да. Мы вообще ищем место где-нибудь встать. Мы тихие-спокойные, просто хотим бросить палатку, и очень желательно чтоб рядом была вода, ну и развести костер.
Мужчина покачал головой:
— Костры разводить нельзя.
Я как-то приуныл.
— Да мы аккуратно, потом потушим всё и закидаем травой.
— Нет-нет, всё равно нельзя. Я сам работаю в лесничестве, — объяснил мужик, — достанется и вам и мне.
— Так ведь не узнает никто!
— Всё равно нельзя.
Он не собирался с нами спорить и за время разговора ни разу не улыбнулся. Да, вроде как и не должен, я понимаю! Но можно быть добрее. Что делать — не понятно. Солнце уже давно село, последние отблески заката едва освещали макушки гор.
— Ну хорошо, можно мы встанем без костра где-нибудь здесь возле дороги?
— Без костра вставайте, — лесник махнул рукой и наконец открыл шлагбаум.
— А воды питьевой можно будет у вас набрать?
— Можно.
Мы заехали. Шлагбаум, чтоб было понятней, не открывал дорогу в частные владения, а просто перегораживал проезжую часть. Поэтому мы проехали вперёд еще двести метров и съехали в траву. Не сказать, чтоб я был в восторге.

Анжелике тоже место не понравилось. Так часто бывает, когда на последних минутах уходящего дня пытаешься найти ночлег. Я скинул тюки с мотоцикла и пошёл в дом за водой.

Мужчине, нашему новому знакомому, было на вид около сорока лет, он представился как Олег. Я пришел к нему с пластиковой баклашкой, мне не хотелось пить техническую воду, которая у нас была.

— Ладно, если хотите, разведите потихоньку костёр. Только потом как следует затушите, — почему-то вдруг сказал Олег.
О, вот это другое дело.
— Спасибо!
— А если хотите, у меня за домом есть поляна, туда можно проехать через овраг позади дома, туда выведена вода с родника, есть костровище.
Я живо заинтересовался:
— А можно посмотреть?
— Да, пойдёмте я вам покажу.

Анжелика всё это время стояла в отдалении в высокой траве, разгоняя комаров.
Мы прошли с Олегом за дом, где нашли великолепно обустроенную поляну! Здесь были деревянные скамьи и длинный стол, куда можно было усадить человек двадцать, в двух шагах была выведена вода с родника с запрятанным в камнях краником, а возле костровища аккуратно сложены наколотые поленья. С одной стороны поляну от дома скрывали плодовые деревья, а с другой стороны — начинался лесистый холм, у подножия которого и находилась поляна.
— Шикарно, просто шикарно! — ликовал я, — И мы можем здесь встать бесплатно?
— Да, вставайте, если дров немного оставите — хорошо.
— Да мы своих насобираем!
Ситуация менялась на глазах. Я очень поблагодарил Олега и побежал к Анжелике делиться новостью.
— Забирай пакеты, мы переезжаем.
— Куда? — девушка сильно измоталась за день и совершенно не могла двигаться.
— Миленькая, бери давай, бери! Бегом за мной!
Мой энтузиазм поднял Анжелику на ноги, она взяла то, что я уже успел скинуть с мотоцикла и побрела вслед за мной. А я, не торопясь и подключив фару дальнего света, спустился в лощину, переехал овраг с ручьем и выехал на задворки лесничьего хозяйства. Слез с мотоцикла и с ликованьем поджидал Анжелику.

Анжелика не сказать, что ахнула, она вообще девушка скупая на эмоции. Но место ей понравилось. Она не сразу пришла в дикий восторг как я, но с каждым шагом осваивалась всё больше и больше. Сходила за водой, развела костер и мы поставили гречку с тушенкой (ну да, снова), а я, как и подобает настоящему мужчине, развалился у костра, и улыбка вновь вернулась на наши лица. Поляна обладала всеми атрибутами отличной стоянки: мы имели огонь и воду.

В тот вечер мы быстро поужинали и без лишних разговоров полезли спать.

Николай Тринадцатый
2017 июнь
Россия, Крым

Комментировать

16 комментариев к "Русский Юг Часть 7 ЮБК"

avatar
Sort by:   newest | oldest | most voted
serjlavrov

Я почему-то думал, что народу всё равно будет дофига на пляже…
Цены кусаются там, в Крыму?

IGNATUS

Как то страшно ехать в этот Крым ))

Анонимно

Не помню, ел ли ты тандырную самсу, когда приезжал в Калининград)

Eugene

Николай, как всегда читать тебя очень приятно!
Кстати, очень заметен прогресс в написании) больше красивых фраз, сравнений, метафор 🙂 Так держать!

Ты где пропал? Дозвониться до тебя месяц наверное уже не могу! 🙂 Будешь в Москве позвони хоть ) А то лето уж скоро кончится и уедешь опять в теплые края 🙂

svetlankac

дааа, Крым, это удивительное место…
тоже очень много воспоминаний с этим местом…
жаль, что фото нельзя прикрепить (прям напротив крепости с пляжа)

Ilya

То была не самса, а обычная лепешка) самсу я тоже не люблю)

podgura

Гопница…)))
Я сам в этой позе минут 40 могу провести. Спине комфортнее, чем сидя на стуле…)) Не злоупотребляю (косые взляды), но мне так удобно.
Спасибо за рассказы, Николай. У тебя есть почетатели… (хоть и редко с комментами).
Так или иначе, у тебя получается будоражить подсознание…)))
И есть шикарные фото, которые хочется писать акварелью…
И вообще… Лёгкости бытия тебе.
И…
Сердце не определилось ещё?

wpDiscuz