БОМЖ ОНЛАЙН. Часть 9 Это Бирма, детка.. (окончание)

Я поставил палатку, закинул туда свои вещи и пошел на берег. Сейчас бы крестьянку, подумалось мне.

Два километра в одну сторону и три в обратную — ничего не принесли. Ни души! Осталось исследовать ещё 3000 км.

На берегу нахожу военно-морской надувной флот Таиланда, в лице двух резиновых лодок.

Одна из них МОЯ!

Им в помощь имеется деревянный баркас типа «фелюка» (египетск.)

С реки донесся шум мотора. Под тайским флагом плывут коровы.

«А вот и тёлки» подумал Штирлиц.

Поиск туристических достопримечательностей привёл меня к райским кущам огородам, обустроенным прям на песке. Это как же надо хотеть есть не иметь земли, чтобы пытаться тут чего-то выращивать!

Крестьянская лодка.

В качестве сувенира взял с берега ракушку и череп собаки из предыдущего поста.

Что замечаю: камни удивительным образом оплавлены.

Такое не может произойти от солнца! Объяснение другое. Именно берег реки Салавин несколько лет назад был выбран для посадки/взлета космических кораблей. Инопланетяне рьяно изучали быт местных племён, а скучными вечерами, как и я, искали крестьянок, истосковавшись по женскому теплу во время звёздных скитаний. Понятно одно, выбор места под стартовую площадку не выдает в межпланетном разуме столь высоко заявленных интеллектуальных способностей.

Еще некоторое время я искал на песке следы замены машинного масла 0w555 или брошенные впопыхах запчасти, но ничего не нашел. Сезон дождей в местных краях наступает внезапно. Во время последнего паводка сонные и ничего не подозревающие пришельцы были смыты с лица земли мощным селевым потоком и теперь покоятся в разобранном виде где-то на середине реки.
Я развернулся и пошел к палатке.

А наверху, тем временем, муравьи разбирают мою вермишель.

Мне кажется, или я слышу как корячится и кряхтит нижний левый?

Давно меня комары так не жрали, сказывается близость водоема, спрятался в палатке. А ребята спят в гамаках, это как вообще?? Включил телефон вместо фонарика, лежу пишу в тетрадке. Спать еще слишком рано, и надо себя чем-то занять. Сейчас бы самое время потрахаться. А потом поболтать. Или еще раз потрахаться. А тут — лежи пиши письма…

Утро нового дня.

Едва забрезжил рассвет вылезаю из палатки. Это даже не изморось, вся река накрыта облаком.

Это изумительное сочетание дикости и комфорта! Когда посреди джунглей, вылезая из спальника весь потный и мокрый, с всклокоченными волосами, ты можешь сходить в современный приличный душ помыться и в него же справить нужду.

Полусолдаты уже на ногах, завидев меня радостно приветствуют и говорят «อรุณสวัสดิ์!», идут ставить чайник.

Сажусь на разъеденную временем лавочку над рекой и начинаю новый день.

Пограничный пёс наблюдает за Бирмой.

Следит за иностранцами.

После вчерашнего табакокурения едва не разбавил виски бензином, надо с этим завязывать как-то помечать бутылки.

Выдвинулся.

Когда пришельцы, о которых писалось ранее, летали в город за продуктами будучи не вполне трезвыми, они старались держаться пониже, чтобы не терять дорогу из виду, что логично, но по этой же причине страдали дома обычных сельских жителей. Уцелел лишь портрет короля на стене.

Крестьяне подали петицию местным властям, но словить мерзавцев не удалось.

Через пятнадцать километров въезжаю в небольшой портовый городок, из которого баркасы курсируют вдоль реки, а так же на территорию Бирмы и обратно.

Люди на берегу ждут свою лодку.

Все ждут.

Горные племена, населяющие этот район, живут очень обособленно, и не похожи на жителей больших городов.

Многие женщины курят трубки или сигары.

Дома, словно на комариных ножках, карабкаются в крутые склоны.

Я ехал как можно медленней, чтобы впитать всю поэзию, каждый вздох этой необычной первобытной жизни. Словно глядя через костер, когда все предметы начинают искривляться, я смотрел на знакомый мир, но вместо привычных вещей видел прошлое нашей цивилизации, ожившее для меня сегодня и сейчас.

Путь к дому.

Накатавшись вдоволь я двинулся в обратный путь. Дорога уже не шла вдоль ручья, а представляла собой «когда-то асфальт» и 40 километров вытрясала из меня душу. Снова Мэ Сарианг, на этот раз я даже не заправился и не стал гонять чаи, а втопил гашетку, насколько этот термин применим к Хонде Вейв. По дороге сюда я видел симпатичную реку в скалах и хотел рассмотреть ее поближе.

Чтоб не платить за билетик в национальный парк я поднимаюсь по реке в поисках альтернативного пути. Пока можно — еду, когда совсем не можно, то иду.

Колючки

и репейники


в полтора человеческих роста пытаются меня распять и укротить. Гоняются за мной и хватают. Но на мне — волшебные сандалии и я могу парить над землёй! Забористый однако вчера был табачок.

Из-за моей спины выглядывают репейники, готовые вцепиться и порвать в клочья.

А вот и награда, альтернативный мост!

Под мостом таец незамысловато ловит рыбу.

Вдалеке виднеется вход в тот самый нац.парк. Хочется сказать, что обычно я плачу деньги, потому что считаю это правильным. Здесь, в Таиланде я вижу куда пошла каждая моя копейка.

Насобирав колючек, весь ободранный, но счастливый я сел на мотобайк и к самому закату добрался до дома.

Стоял под душем, смотрел на струи грязно-песочной воды, стекающей со всего меня, и улыбался. Сейчас я вылезу, заварю зеленого чая и залезу в кровать на чистое постельное бельё смотреть любимый фильм.

* * *

Его Величество Случай усмехнулся, перетасовал колоду и сдал мне пиковую даму с девяткой червей.


Маленькая съемная комнатушка в двадцати километрах от города. Молодая женщина азиатской наружности с томными глазами, как у молодой лани, не зная, что ей движет, достала телефон из сумочки и, не желая более оставаться одна дома, написала сообщение незнакомому парню.
Звали её Нитайя.

Николай Тринадцатый.
2015 февраль
Таиланд, Чианг Май.

Комментировать

Будьте первым, кто оставит комментарий!

avatar
wpDiscuz