БОМЖ ОНЛАЙН. Часть 7 ПхуЧиФа

Собаки переходят дорогу вдумчиво, а кошки – с разбегу.

Накидал план на будущую неделю. А все началось с того, что в город приехали русские ребята, пара, дядя Володя с Наташей. Мы на каком-то форуме чего-то обсуждали и в результате договорились встретиться. Я закупился мясом, развел огонь в мангале, а Володя с супругою подъехали с бутылкой тайского рома. Володя приехал на пару месяцев и по такому случаю купил новенькую Honda CRF 250.

Интересно, а чем отличаются CRF от XR? Я в эндурах ни в зуб ногой, по мне так все они одинаковые, высокие и плоские, как сушёная вобла. Но зависть берет, глядя на такую резину, хотел бы я попрыгать на таком. Затем взгляд поднимается на бревнообразное, как бы это так назвать, ну пусть будет сиденье, и желание покидает тело. Но красивые! Особенно володин, потому что красный.

И все, кто ездят на эндуро очень круто выглядят, потому что в ботинках суперских и штанах по любой жаре. Это уже надо быть святым мучеником героем, чтобы так одеваться.

Ну так вот. Спустя пару дней Володя отписался, что залез в такую глухомань! Что я посмотрел по карте и тоже захотел. Но решил усложнить задачу. Нашел «почти» круговой маршрут. Т.е. две запущенные дороги упираются в бирманскую границу, которая проходит по реке с контрабандистами. Но на карте эти две дороги не соединяются. А в реальной жизни мне бы очень хотелось, чтоб соединялись. Решаю отправиться по одной из них, с тем, чтобы вдоль реки Salawin, за которой уже живут братья наши меньшие бирманцы, проехать на поиски второй дороги, и по ней уже вернуться. Всё это находится на удалении от Чианг Мая, так что придется брать палатку и заночевать в лесу, чего я так люблю.

Кто-то здесь спрашивал, не боюсь ли я диких животных. А я за четыре года проживания на тайской земле их ни разу и не видел. Зоопарк не считается и слоновники тоже. Не встречал ничего крупней муравьеда, который был и не муравьед вовсе, но примерно с него размером и так же вытянут, Хорьковидный Недолис какой-то. Пусть зоологи поблагодарят меня за новый выведенный подотряд.

Зато валялся тут перед комьютером, сериал смотрел, лежу грудь чешу. Еще думаю эх, если б у меня на голове так волосы росли. Так вот, чувствую пальцы за что-то цепляются. Никто сейчас не завтракает, нет? Так вот. Родинок вроде не было на этом месте. Я подцепляю нагтями и с третьего раза выдираю какую-то занозу из тела своего. Глаза уже не те, и чтобы разглядеть — фотографирую, потом увеличиваю. Представляю вашему вниманию.

«Чужие». С куском моего тела в зубах.

А теперь попробуйте забыть об этом. Переключитесь уже. Речь о девушках пойдёт. Прокрутите чуть-чуть, чтоб картинка пропала.

Так вот. Поделился планами с подругой. Нут внимательно выслушала мой восторженный рассказ, зевнула, и сказала что я могу ехать один, а она пока поработает. Странно, но я даже обрадовался: одному от езды получается куда больше удовольствия. Понимаю, что беру подругу лишь для того, чтоб не подмерзать ночью, перебьюсь денёк. Да и Нут понять можно, ведь мы только что вернулись с

ПхуЧиФа.

Кто залезет в Гугл, наберет эти магические буквы и посмотрит картинки — тоже всё бросит и поедет. Я собирался давно, но ПхуЧиФа лежит не прям под боком, и требует некоторых сборов.

Выезжаем в семь утра. Вместе с нами тайцы едут на работу, чисто внешне мы от них никак не отличаемся.

Нам предстоит проехать триста километров до лаосской границы, потом искать вышеобозначенную вершину. Поэтому мы одеты в зимние пуховики, ехать по горам не жарко, и лучше я вспотею, чем замёрзну.

Ночевать будем в палатке или на вершине, или где-то еще. Скорей всего где-то еще, где есть вода и дрова. Палатку, коврики и спальники имеем с собой, а так же запас наперченного мяса и лапши. Нут взяла какую-то свою стряпню: страшно острый салат и рисовые блины, которые пыталась мне скормить всю дорогу, но в результате выбросила.

По дороге развлекаемся.

Новый рюкзак как нельзя лучше встал в переднюю корзину. На него удобно вешать очки во время движения, когда попадается что-то особо замечательное.

Навигатор пришлось перенести с сиденья (между ног) ниже на решетку, из-за постоянных жалоб пассажира, что ей видите ли не хватает места.

Заезжаем на водопад.

Кстати, этот замечательный белый шарфик улетел по дороге, пока Нут спала у меня за спиной. Азиатки умеют замечательно спать на заднем сиденье байка, во сне автоматически усиливая или ослабляя хватку, в зависимости от ухабов.

Только Нут заикнулась о еде, я втыкаю по тормозам, наученный горьким опытом. Не накормить тайку вовремя — это плюнуть ей в душу нажить себе проблем. Прошлый раз когда Нут проголодалась я сказал «вот сейчас приедем в Чианг Рай и пообедаем». В Чианг Рае выражение лица Нут уже не предвещало ничего хорошего на предстоящую ночь, на все вопросы отвечала «как сам хочешь» и ела чего давали. Когда начался все-таки разбор полетов, вопросила:
— Почему ты решил кушать именно в Чианг Рае? Почему?? Что там такого? Почему нельзя было поесть на дороге? Мы проезжали тысячу раз лапшу, что там, в Чианг Рае??

В Таиланде культ еды, а с этим не шутят. Что значит какая разница белая лапша или жёлтая?! Да как вы можете!

Поэтому в этот раз, когда я в десять утра спросил не хочет ли Нут пообедать и услышал «уверена, что да», я сразу сбросил скорость и зарулил в первое попавшееся кафе.

— Чего так долго опять?!

— Смотри у меня..

Пришлось всё раздербанить, чтоб найти свою бутылку с виски. Что значит раннее утро? Кто за рулём, я за рулём? Нет вот как раз за рулём я не пью, не надо наговаривать.

А под сиденьем искал стаканчик.

Ближе к обеду меня начинает валить в сон. Времени и так много, надо бы поспешать, но глаза закрываются и я начинаю вилять по дороге. Я привык спать днём.
Мы едем через рисовые поля, и здесь много бамбуковых убежищ, типа шалаш или беседка, где рабочие коротают время. Я останавливаюсь возле одной из таких, ложусь на дощатый настил и моментально засыпаю. Нут садится рядом и играет с телефоном. Через 20 минут я свеж и бодр!

Горы всё выше, водопадов всё больше.

На автобусе привезли детей на выгул. Чтобы не путать своих-чужих, каждая школа имеет свой цвет.

Начинается пересеченная местность.

Люди здесь живут совсем не богато.

Случайный грузовик перегораживает дорогу в тот момент, когда я нажимаю на кнопку. И только дома, просматривая снимки заметил, что водитель приветствует меня.

Сельская простая жизнь. Смерть с косой переходит нам дорогу. Крестьянин возвращается с поля.

Мужики рубят двухвековое дерево.

Я останавливаюсь в кукурузном поле и иду фотографировать. На лице Нут безграничное удовольствие, получаемое от поездки.

Теперь, что такое ПхуЧиФа и куда мы едем. ПхуЧиФа — это скальная порода, которая поднимается всё выше и выше, и заканчивается страшным обрывом в никуда.

До заката два часа и мы на месте. Обязательные никчёмные сувенирные лавки.

Дальше по указателю один километр до вершины. Нут хромает, поэтому отстаёт, зато чаще попадает в объектив.

Силы её на исходе.

Раньше я думал, что все азиаты хорошие спортсмены. Но потом, когда встречаешь на склонах тайцев или китайцев, все они сдыхают на полпути.

А вот и тот самый пик Phu Chi Fa.

Где-то под обрывом совсем рядом находится Меконг и за ним начинается Лаос.

Момент истины. Фотография, которая могла бы стать заставкой ко всей моей жизни. Созерцание.

Я задумался о ночлеге. Была идея остаться на ПхуЧиФа, но воздух был недостаточно прозрачен, и рассвет в дымке скорей бы меня расстроил. На следующий день я планировал добраться до пограничного КПП с Лаосом, чтобы узнать кое-что, и решил сейчас неспешно двигаться в этом направлении, попутно по сторонам высматривая место для ночёвки.

По мере того, как начало смеркаться, я начинал беспокоиться. В потемках не найти ни дров, ни воды.

Очередной заезд оказался удачным: бамбуковый навес и сколько угодно рядом дров. Внизу, под крутым спуском, река. Будет проблемно туда съехать не будучи сильно трезвым, но я постараюсь.

Развели костёр. Заместо бумаги для розжига тайцы используют сухие листья деревьев формата А4, которые моментально вспыхивают.

Приступили к ужину.

Запасы Нут оказались плохосъедобны, а вот моя лапша в горшочке — вполне.

От реки поднялся какой-то крестьянин и долго о чем-то беседовал с Нут. Когда ушел, Нут перевела:
— Здесь не безопасно, вокруг живут хмонги, сам я христианин, могут ночью приехать и что-нибудь отнять. Лучше бы вам переночевать в деревне, это будет совершенно бесплатно.

Нут испугалась,

она вообще боится всего на свете, и стала уговаривать уехать. Мне совершенно без разницы, я не верю, что в Таиланде могут быть проблемы такого плана.

Спустя час несколько человек прошли мимо нас, посветив в лицо фонариками и спустились к реке. Нут сказала, чтобы я помалкивал и загородился от света кружкой.

Мне начала не нравиться обстановка, в воздухе повисла нервозность, я не люблю когда кто-нибудь видит как я встаю на ночлег. Мы собрали вещи и поехали в ночь.

Тут надо пояснить. Несмотря на то, что я часто пишу про спиртное и как со мной путешествует бутылка виски, на самом деле я пью не много, это в большей степени фарс. Могу намешать несколько коктейлей за вечер в соотношении 1:10, а в чистом виде не пью вообще. Поэтому из ныне здравствующих людей только двое, и оба мои одноклассники, видели меня пьяным. Так что поведение, моя речь, а так же навыки в управлении механическими средствами в сравнении до и после, остаются неизменными.

Мы проехали еще километров десять, и после реки у деревни я свернул наугад.

Тропинка стала безумно каменистой, нас трясло и кидало из стороны в сторону, а подножка мотобайка то и дело за что-то шкрябала. Слева был небольшой обрыв и там шумела река, поэтому я старался не сильно вилять, объезжая камни. Я включил дальний свет и посветил фарами вокруг. Сады! Мы въехали во фруктовый сад! То что надо. Я сворачиваю с тропинки и начинаю ехать между деревьями, задевая шлемом за ветки. Нут в ужасе и не может понять моих намерений. А я уже не раз ночевал в садах, и каждый раз это было прекрасно!

Мы — у подножия горы, грунт ровный, песчаный, внизу река. Деревня под боком, но нас никто не видел, до большой дороги метров семьсот. Бинго.

Отъехав метров тридцать вглубь, я ставлю мотобайк на подножку, подсовывая плоский камень на песчаную почву.
— Спать будем здесь!

Уши улавливают в ночной тиши очень странный, ни на что не похожий звук. Будто вурдалак обсасывает кость. Но это совсем рядом. Я беру за руку Нут и мы вместе с опаской двигаемся на шум. Вокруг горы и ни черта не видно, не помню куда делась луна в этот момент.

С заострёнными кольями и дико рыча мы бросаемся на оборотня! Дикий вой наполнил долину, шум битвы и лязганье зубов эхом разнеслись по скалам. Два горящих глаза, словно огромные блюдца.. (ах нет, простите, это уже было у Андерсена)

Брызгалка! Между деревьев стоит брызгалка и самостоятельно их поливает. А вот и вода! Ужин уже был, огонь нам не нужен. Ночь прошла чудесно.)

Рассвет.

Наше скромное жилище.

Рядом домик садовника. А плодовые деревья вокруг — это то, что известно нам под названием Помело.

Мы собираем пожитки, а в той самой деревне, от которой мы в двух шагах, я получаю горячую воду для своего кофе, а Нут завтрак.

Вперед, к границе!

То, ради чего все мы путешествуем.

Ну и это конечно тоже.

— Откуда ты знаешь куда ехать?
Я показываю Нут навигатор, достаю тетрадку, рисую спутники и как телефон улавливает сигналы. Показываю карту. Нут мычит и одобрительно кивает головой. Спустя полчаса спрашивает:
— Хорошо, но откуда ты знаешь дорогу??

В один из таких моментов я вижу по карте, что Меконг совсем рядом, показываю на смартфоне жирную синюю полоску.
— Меконг рядом.
Нут машет вперед и в сторону:
— Может сто километров.
— Нет, Нут.

Я сворачиваю с дороги в проём между крестьянскими полями, и через триста метров мы выезжаем на берег громадной реки! Волшебство.
Нут зачарована, последний раз по ее словам она видела Меконг в далёком детстве.

Внизу под нами средней величины стадо загружают в лодку.

Опоздавшие на рейс.

Поплыли коровки.

Дальше дорога идет вдоль реки и даже есть смотровая площадка.

К полудню мы на границе.

Меня главным образом интересует сколько я могу находится вместе с мотоциклом за пределами Таиланда. Ответ: месяц. Далее начинается штраф 1000бат(30долл)/сутки! А как же я в том году отъездил по Вьетнаму 4 месяца? А очень просто: меня про_бали.

В этом году я так рисковать не могу, а месяца слишком мало. До Сайгона я ехал 3500км по горам две недели и чуть не сдох. А тут получится приедешь, и сразу пора возвращаться. Я герой, но не дважды. (и вчера ночью купил билеты Чианг Май — Сайгон — Чианг Май на самолёт. Что? Вы считаете меня транжирой? Нет, поездка на мотобайке мне обошлась в три раза дороже, чем авиаперелёт.)

Извините это лирическое отступление. Пока сидели в кафе замечаю на Короле точно такую же дешёвую рубашку как у меня.

Пустячок, а приятно. (Состояние Короля Рамы Девятого 35 миллиардов долларов)

От границы нам осталось вернуться домой 300км, что мы и сделали. Теперь Нут сыта и много балуется.

Всем хорошего дня! А я еду заправляться. Ведь завтра меня ждет неблизкий путь на бирманскую реку, и так чтоб обязательно с контрабандистами и погоней.

Николай Тринадцатый.
2015 февраль
Таиланд, Чианг Май.

Комментировать

Будьте первым, кто оставит комментарий!

avatar
wpDiscuz